gambic (gambic) wrote,
gambic
gambic

Российский манифест (выдержки)

 Сайт Манифеста (http://rosmanifest.info/?p=375)

 Сто лет расчеловечивания
 Силу традиционных республиканских добродетелей прекрасно показывает поведение команды и пассажиров трех классов при крушении «Титаника» в 1912 году. Из пассажиров первого класса спаслись в шлюпках 100% женщин и детей, многие мужчины, аристократы и бизнесмены из кают первого класса в соответствии с принципами чести уступили места в шлюпках женщинам и детям, предпочли остаться на тонущем корабле – при этом они, как правило, имели при себе оружие. Добровольно выбрали смерть капитан и офицеры команды — что важно, они также были вооружены, и любой из них мог бы захватить место в шлюпке и выжить!
Из второго класса спаслись в шлюпках 80% женщин и детей, а из третьего класса в шлюпках оказались одни мужчины, а женщин и детей они оставили на тонущем корабле. Представители мужского пола из третьего класса всю свою силу использовали для собственного спасения, а не спасения своих семей. И вооруженная команда ничего не могла с этой толпой сделать – по той простой причине, что толпа была многочисленна. И эта толпа в 20 веке благодаря всеобщим равным выборам победила — уже не на одном несчастном судне, а на всей планете.



Сегодняшняя Россия лишь эксплуатирует то, что было создано в советское время, когда СССР вышел в космос, создал ядерное оружие. Что в свою очередь произошло не благодаря власти компартии, а вопреки.
Советская наука не создавалась в СССР, а была продолжением великой российской науки. Науку продолжали двигать те, кто учился еще в дореволюционных университетах, а потом те их ученики, которые в 30-е годы еще могли ездить за границу, в германские университеты, общаться там с коллегами. Наука держалась на докторе Барментале, который пришел на смену профессору Преображенскому (если взять для примера образы из «Собачьего сердца» Булгакова). Ученики Барменталя уже не могли ездить за границу, да и не смогли бы там общаться с западными коллегами, так как не изучали в школе логику, на которой строится весь понятийный аппарат научного знания и поиска. Уровень науки неизбежно снижался с каждым новым советским поколением — по мере того, как уходили последние нерасстрелянные настоящие ученые 19 века, потом их ученики и ученики их учеников.



 Как такая высококультурная страна, как Германия, страна Гете и Шиллера, превратилась в бесчеловечное чудовище? Ответ прост: Гитлер подчинил центральной власти местное самоуправление.
 Немцы, лишенные власти в своем городе или городке, вместе с властью лишились и ответственности. Всю ответственность взял на себя фюрер, о чем прямо заявлял народу в своих речах. Бюргеры спокойно пили кофе в то время, как рядом с их тихим городком расстреливали и сжигали людей, а после войны с чистой совестью говорили, что ничего не знали, ничего не видели и не слышали. Только наивный мечтатель мог думать, что экскурсиями в концлагеря, фильмами и книгами о Холокосте удалось бы внушить простому немцу ответственность за преступления, которые он считал чужими – и вполне логично считал. С тем же успехом можно было мечтать, что в Российской империи в 18 веке только благодаря чтению Гомера и Данте могла установиться республика.

 Чтобы вернуть немцев из страны Гитлера в страну Гете, бесполезно было вместо речей фюрера читать им на ночь стихи Гете. Но оказалось достаточным снова сделать немцев хозяевами в своих землях, городах, общинах — причем сделать это не на бумаге, а показать на практике, что они снова ответственные хозяева на территории своей общины. Поэтому главной составляющей денацификации Германии стало восстановление независимого местного самоуправления (и что важно — независимых муниципальных СМИ), возвращение простым немцам власти в муниципалитетах и ответственности за происходящее на родной территории.
 В 1945-м году американцы в своей зоне оккупации заставили простых немцев откапывать тела жертв нацизма из общих могил, собирать трупы по окрестным лесам и дорогам — и хоронить их по-человечески в отдельных гробах и могилах.
 Это были трупы не только тех, кто погиб в концлагерях. В конце войны темпы уничтожения заключённых выросли, крематории не справлялись с нагрузкой, поэтому заключённых просто сбрасывали в рвы и овраги, обливали бензином и поджигали. Кроме этого, десятки тысяч гибли во время так называемых «маршей смерти», перемещаясь по всей стране из одного концлагеря в другой. Их просто зарывали в ямы вдоль дорог.

 Вполне вероятно, что американцы не произносили нравоучительных речей, например: «Вы здесь живете, господа, поэтому все, что происходит на вашей земле — это ваша ответственность и ничья больше. Так будет всегда, кто бы вам что ни говорил из далекого Бонна или Вашингтона». Американцы просто установили для женщин 5 дней, а для мужчин 10 дней общественных работ по перезахоронению жертв нацизма. И ни один житель тихого немецкого городка до конца оставшейся ему жизни не забыл этих дней практической работы республики над ошибками демократии.
 В советской зоне оккупации никаких действий по восстановлению независимого местного самоуправления, естественно, не было даже в планах. «Гитлер умер, да здравствует Сталин! Все на выборы!». Поэтому после объединения Германии оказалось, что реваншистские настроения и неонацизм наиболее сильны в землях бывшей ГДР.



 Как республиканский остракизм спасает демократию

 Коллегия выборщиков в США и Королева в Великобритании выполняют функцию остракизма, аналогичную по результату античному оригиналу. Коммунисты, националисты и прочие радикалы, конечно, не изгоняются из страны, но удаляются с политической сцены. Радикальные популисты благодаря остракизму навсегда останутся в США и Великобритании политическими маргиналами. Если Королева сочтет лидера победившей на всеобщих демократических выборах партии опасным для страны кандидатом на пост премьер-министра Великобритании, то просто откажет ему в аудиенции. А в американской истории было четыре случая, когда представители штатов голосовали на коллегии выборщиков совсем не так, как проголосовали их избиратели. То есть сознательно шли против воли своих избирателей, против демократии – исправляя таким образом ее ошибки.
Но главная сила остракизма не в наказании в тот последний момент, когда новый Сталин или Гитлер, обаявший народ красивыми обещаниями, уже готовится разорвать грудью финишную ленточку. Остракизм силен и полезен своим превентивным действием. Если кандитаты-радикалы имеют мало шансов пройти барьер остракизма на финише избирательной кампании, то они уже на ее старте не будут пользоваться поддержкой спонсоров и избирателей. А без денег и поддержки навсегда останутся на политической обочине.

… Но все же в качестве «ночного сторожа» республики, исполнителя функции остракизма наиболее надежна американская коллегия выборщиков, собрание граждан с высокой общепризнанной репутацией. Этот коллективный орган, исправляющий ошибки избирателей, более предсказуем – как и всякий коллективный орган — чем единоличный Монарх.



 Гражданин Афин, Рима, Флоренции или Великого Новгорода постоянно жил на арене республиканских добродетелей и репутаций. Он всю жизнь боролся за свою репутацию, за место в профессиональном сообществе, в экономической и политической элите. И передавал детям не только наследство, но и вещь более ценную — репутацию. В доме гражданина Рима на почетном месте хранились посмертные маски предков, и когда римлянин умирал, гости одевали маски и шли за гробом. Шли, словно ожившие предки, гордые своим потомком, который прожил жизнь достойно, честно и доблестно, стал, как и они, примеров для сограждан, соседей и своих детей.

Республика — это Общее дело по управлению Общей вещью.
 Общая вещь – это имущество, которое, во-первых, невозможно разделить на части, во-вторых, невозможно приватизировать, передать в частные руки.

« Так решил жребий» — для древнего человека равнозначно «так решил Бог», для современного — «это Судьба, ничего не поделаешь» или «это слепая случайность, ничего личного».  Легитимация власти жребием – самая справедливая и бесспорная легитимация…
 Если член общины благодаря жребию не знает до последнего момента, кто из соседей сменит его на посту управления «общей вещью», то старается вести себя корректно, честно и справедливо по отношению ко всем общинникам. «Нет ни эллинов, ни иудеев», есть общая ответственность перед соседским сообществом. Каждый старается проявить себя с лучшей стороны в деле служения общественному благу – благодаря уверенности в том, что и соседи на его месте будут стараться. Такая дружная община с активными гражданами, конечно, имела эволюционное преимущество перед другими общинами.
 Жребий оставался самым эффективным механизмом формирования органов управления и органов контроля и на более сложном уровне развития — в античном городе. Граждане городов-республик насмерть бились с богатейшими патрициями, с аристократией за республиканский выбор жребием – против навязываемого им всеобщего голосования. Уже накопленный исторический опыт показывал, что после отказа от жребия в пользу демократического голосования сначала наступал бардак, анархия с демагогами во власти, а затем кровавое преодоление этого хаоса через беспредел тирана. Именно такой порядок событий многократно описан Платоном, Аристотелем, Плутархом.


        Об "отрезках", оставшихся у помещиков после освобождения крестьян:
 Историки до сих пор удивляются тому факту, что в результате большевистского Декрета о земле и последующего «черного передела» у крестьян прибавилось земли всего на 16%. Стоило ли из-за этих крох совершать революцию и проливать кровь в гражданской войне?! Но это была самая важная для крестьян земля, делающая их настоящими хозяевами всей остальной земли – это была «общая вещь» общины.



"Предпринимательская республика" — самая эффективная и справедливая из всех существующих моделей государственного устройства. Это одновременно и самая сложная модель, и самая естественная для человека. Ничего более естественного, более сопутствующего развитию человека как творческой личности история не придумала – это доказали купеческие республики античности и Возрождения.
Tags: Российский манифест, политика, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments